Российский государственный архив экономики информирует о возобновлении работы всех читальных залов архива с 21 июня 2021 г. Российский государственный архив экономики представляет информационные площадки архива в социальных сетях: В Контакте, Instagram, Facebook. Подписывайтесь на нас в соцсетях!

Предисловие

 
1. Цена Победы
 
В череде наиболее значимых исторических событий ХХ века, связанных с нашей страной, период Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. – один из наиболее героических и трагических одновременно.
Героических, потому что в эти годы героизм, стойкость и осознанное самопожертвование солдат и офицеров Красной Армии на фронте, высокая самоотдача и самоотверженный труд людей в тылу, их готовность во имя Победы вынести все тяготы и лишения военного времени, осознание своей личной ответственности за судьбу страны действительно приняли массовый характер.
Трагических, потому что победа в этой войне была достигнута ценой гибели почти 27 миллионов людей, представлявших многообразный национальный состав СССР, причем большая часть человеческих потерь пришлась на гражданское население. Число людей, раненных на полях сражений и в тыловых районах при бомбежках и артобстрелах и по этой причине ставших ограниченно или совершенно не трудоспособными, а также потерявших здоровье из-за тяжелых условий на фронте и в тылу, до сих пор не подсчитано и, по-видимому, не менее велико.
В результате военных действий миллионы людей лишились жилья и личного имущества, условия их жизни значительно ухудшились, многократно возросло по сравнению с мирным временем количество одиноких людей, неполных семей, матерей-одиночек, сирот. Резкое снижение рождаемости в военное время, значительные безвозвратные потери на фронтах Великой Отечественной войны молодых солдат призыва 1939–1945 гг. до сих пор сказываются на демографических показателях современной России, образуя эффект так называемой демографической волны. Из-за вынужденного увеличения военных расходов в годы войны, перевода гражданских предприятий на выпуск военной продукции и ущерба от военных действий социально-экономическое развитие СССР в целом замедлилось, жизненный уровень населения существенно снизился, а его повышение было отодвинуто на длительный срок.
Только прямые материальные потери СССР в результате военных действий и оккупации, по данным ЦСУ СССР, составили 679 млрд. руб.[1] (см. также документы раздела «Военная экономика СССР в цифрах», пункт 5), восполнить которые экономика СССР смогла только к середине второй послевоенной пятилетки. Невозможно подсчитать размеры ущерба, который был нанесен объектам культурного наследия СССР, разрушенным, уничтоженным или похищенным захватчиками.
Неудивительно, что в воспоминаниях людей старшего поколения военные годы часто ассоциируются с материальными лишениями, бытовыми невзгодами, скудным питанием, карточной системой распределения, тяжелыми условиями труда, удлиненным рабочим днем, а в их рассказах о войне нередко можно услышать почти забытое сегодня, но образное словосочетание «годы военного лихолетья».
Осознавая высокую цену победы в Великой Отечественной войне, необходимо понимать, что в случае победы Германии количество жертв могло быть значительно больше. Уже в самом начале войны стали известны факты массовых расстрелов противником попавших в плен комиссаров, коммунистов, а также сведения о широко практиковавшихся фашистами показательных казнях через повешение людей, проявивших даже незначительную нелояльность оккупационному режиму. Стало понятно, что германские войска будут вести войну на территории СССР без соблюдения цивилизационных норм, по правилам, отличным от их действий при оккупации стран Западной Европы. Гитлеровское руководство не скрывало своих стратегических планов относительно переустройства захваченных на Востоке территорий и судеб проживающих там людей. Наряду с планомерным уничтожением еврейского населения СССР, в рамках реализации программы «Новый порядок» предусматривался ряд специальных мер, направленных на уменьшение численности славянского населения и других народов СССР, а территория европейской части нашей страны предназначалась для колонизации германским населением. Массовые убийства гражданского населения в сотнях населенных пунктов без суда и проведения расследования фашистскими захватчиками и коллаборационистами под их командованием, в том числе в белорусской Хатыни, ставшей символом жертв фашизма, подтверждают справедливость приведенных выше рассуждений. Впрочем, к аналогичным выводам приходит и немецкий историк Р. Мюллер, который в своей работе[2], выполненной по немецким источникам периода Второй мировой войны, подробно рассматривает этот вопрос. В связи с этим популярная в советское время фраза «В Великой Отечественной войне наши отцы и деды отстояли свое и наше право на существование» не кажется преувеличением.
 
2. Экономика СССР в годы войны
 
2.1. Мобилизация экономики страны, эвакуация на Восток
 
К началу Великой Отечественной войны экономика СССР демонстрировала высокие темпы роста. За две с половиной предвоенные пятилетки в стране была создана мощная индустриальная база, значительно усилилась оборонная промышленность. В условиях военных угроз с Запада и Востока советское руководство активизировало развитие оборонной промышленности, темпы роста которой стали превышать показатели гражданской промышленности. За годы второй пятилетки выпуск промышленной продукции СССР увеличился в 2,2 раза, а оборонной промышленности – в 3,9 раза[3]. Вместе с тем сохранялись диспропорции как между отдельными отраслями народного хозяйства, так и в распределении промышленных предприятий по территории страны[4]. Удельный вес восточных регионов страны в промышленном производстве был очень невысок: по выплавке чугуна и стали он оставался примерно на уровне 1937 г., а по добычи нефти увеличился лишь на 2%.[5]
Тем не менее, экономический потенциал СССР к началу 1941 г. уступал экономическому потенциалу Германии в 1,5 – 2 раза[6]. Германия, оккупировав к 1941 г. большую часть европейских стран (в ходе военных кампаний 1938–1940 гг.) и поставив их экономический потенциал под свой контроль, стала второй (после США) по объему экономикой мира.
22 июня Германия вероломно напала на СССР, сразу добившись крупных военно-стратегических успехов. Советские войска, уже в ходе первых боев понесли огромные потери в живой силе и технике, с тяжелыми боями отступали на Восток.
Война резко изменила жизнь страны и задачи, стоящие перед ее экономикой. Задачами первостепенной важности стали:
- мобилизация экономики СССР на нужды военного времени;
- эвакуация населения, производительных сил из прифронтовой полосы в глубь страны.
Началом военной перестройки промышленности стал принятый 23 июня 1941 г. мобилизационный план по производству боеприпасов, к осуществлению которого кроме 65 заводов Народного комиссариата (Наркомата) боеприпасов СССР привлекались еще 600 гражданских предприятий[7]. Отметим, что он был принят одновременно с Постановлением Президиума Верховного Совета о мобилизации военнообязанных лиц командного, начальствующего и рядового состава в Красную Армию и Военно-Морской флот.
На следующий день, 24 июня 1941 г., Постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) «для руководства эвакуацией населения, учреждений, военных и иных грузов, оборудования предприятий и других ценностей» был создан Совет по эвакуации (СЭ) при СНК СССР[8]. Документы РГАЭ, содержащие переписку Наркомата путей сообщения СССР и СЭ, подтверждают, что этот орган сыграл важную организаторскую роль в обеспечении эвакуации на Восток.
16 августа 1941 г. СНК СССР и ЦК ВКП(б) утвердили новый Военно-хозяйственный план на четвертый квартал 1941 г. и на 1942 г. по районам Поволжья, Урала, Западной Сибири, Казахстана и Средней Азии, который предусматривал ускоренную перестройку экономики страны для выполнения задач военного времени, перераспределение материальных, финансовых и сырьевых ресурсов на нужды обороны и срочное развертывание мощного военно-промышленного комплекса в восточных регионах страны.
29 июля 1941 г. в СЭ был сформирован Список эвакуированных предприятий с указанием их адресов, подчиненности и мест их окончательного размещения, а также решений правительства, на основании которых они перебазируются[9]. Согласованный с правительством Список с сопроводительным письмом был направлен заместителю председателя Госплана СССР Г.П. Косяченко для использования. В настоящее время этот Список рассекречен и доступен для просмотра в фонде Госплана СССР[10] РГАЭ (см. также раздел «Эвакуация», пункт 3). Вместо одного отдела военной промышленности в Госплане СССР были созданы отделы по отраслям оборонной промышленности, в задачи которых входило обеспечение планирования и снабжения предприятий военной промышленности.
Из общего списочного состава предприятий военной промышленности по состоянию на начало октября 1941 г. было намечено к эвакуации не менее 65%[11]. Стремительное продвижение немецко-фашистских войск в глубь страны не позволило осуществить передислокацию всех намеченных предприятий. Некоторые из них были демонтированы и эвакуированы лишь частично.
Рассекреченные в последнее время документы, находящиеся на хранении в РГАЭ и других федеральных архивах, свидетельствуют о том, что всего полностью или частично в восточные регионы страны было эвакуировано около 3000 промышленных предприятий, причем в течение первых трех месяцев войны – 1360 крупных предприятий, а всего с начала войны до декабря 1941 г. – 2593 предприятия[12].
Это беспрецедентное в мировой истории перемещение мощной индустриальной базы на Восток вместе с кадровым составом заводов и членами их семей было осуществлено в кратчайшие сроки и в условиях подступающего фронта. Конечно, в таких экстремальных условиях не обошлось без потерь и чрезвычайных ситуаций. Нередко эшелоны с людьми и оборудованием уходили на Восток в последний момент, когда танки противника уже входили в город.
При эвакуации предприятий вместе с оборудованием в эшелоны загружались материалы, заготовки изделий, комплектующие, для того чтобы сразу по прибытии начать выдавать готовую продукцию. Монтаж оборудования эвакуированных предприятий на новом месте проходил в сложных погодных условиях, зачастую оборудование поступало некомплектным, приходилось на месте решать и эти вопросы. Люди проявляли смекалку, с честью выходили из трудных положений. Иногда предприятия вывозились на неподготовленные площадки, где все нужно было начинать с нуля. В этой работе принимали участие сотни тысяч рабочих, инженерно-технических работников, и можно только удивляться стойкости и силе духа этих людей. К сожалению, в то время не всегда их труд получал должную оценку. Зачастую из-за объективных трудностей военного времени не удавалось выполнить работы в жесткие плановые сроки. Эта задержка в монтаже становилась причиной понижения в должности или даже снятия с должности руководителей на местах, что становилось для них тяжелым моральным испытанием. В докладной записке заместителя председателя Госплана СССР А. Лаврищева «О ходе восстановления эвакуированных предприятий по наркоматам на 10 декабря 1941 г.»[13]в объяснении причин задержки ввода в действие эвакуированных заводов преобладает несколько поверхностный, упрощенческий подход. Из документов тех лет, находящихся на хранении в РГАЭ, становится очевидным наличие объективных трудностей – нехватки на местах рабочих кадров (из-за массовой мобилизации на фронт), строительной техники, транспорта (мобилизованного в войска), энергетических мощностей, цемента, арматуры, других стройматериалов. Представленные в нашей коллекции документы из раздела «Эвакуация» позволяют в полной мере оценить масштабы выполненных работ по эвакуации предприятий и их вводу в эксплуатацию на новых местах.
Одновременно с передислокацией промышленных предприятий на Восток эвакуировалось имущество тех колхозов, совхозов, МТС, которые попадали в прифронтовую полосу. Из документов РГАЭ следует, что из подвергшихся впоследствии оккупации территорий СССР было эвакуировано в восточные регионы страны в процентном отношении к довоенному уровню этих территорий: крупного рогатого скота – 28%, овец и коз – 39%, лошадей – 12%, тракторов – 3,4%, комбайнов – 0,15%[14].
Кроме того, в тыловые районы страны было вывезено железнодорожным транспортом более 10 млн. человек, водным – более 2 млн. человек[15].
Забегая вперед отметим, что в результате масштабной эвакуации и восстановления предприятий на Востоке, а также строительства новых предприятий к концу 1942 г. объем военной продукции восточных регионов страны вырос во много раз по сравнению с последним довоенным годом: на Урале – в 5 раз, в Западной Сибири – в 27 раз, в Поволжье – в 9 раз[16].
Из документов РГАЭ следует, что в ноябре-декабре 1941 г. выпуск военной продукции был наименьшим за все годы войны, так как процесс восстановления эвакуированных предприятий еще не завершился[17]. В то же время в декабре уже начался процесс реэвакуации ряда предприятий. Например, из переписки наркомата путей сообщения, со ссылкой  на распоряжение СЭ № 16050-СЭ от 19 декабря 1941 г., известно, что в Москву были возвращены 56 вагонов с эвакуированным оборудованием Московского трансформаторного завода, которые к тому времени уже двигались на Восток[18]. Еще раньше, СЭ распоряжением № 15153-СЭ запретил с 11 декабря 1941 г. всем наркоматам и ведомствам без его разрешения эвакуировать с предприятий Москвы и Московской области кузнечное, прокатное и другое оборудование. Это связано с тем, что 5 декабря 1941 г. началось контрнаступление советских войск под Москвой и к концу декабря у руководства страны исход битвы за Москву, по-видимому, не вызывал сомнений.
Несмотря на победу советских войск в битве за Москву и набиравший высокие темпы процесс восстановления эвакуированных предприятий на Востоке страны, положение экономики СССР в целом оставалось тяжелым. За военную кампанию лета-осени 1941 г. немецко-фашистскими войсками были оккупированы значительные территории страны, которые до войны имели мощную индустриальную и сырьевую базы, значительные кадровые ресурсы. На этих территориях проживало до войны 40% населения страны, добывалось 63% угля, выплавлялось 68% чугуна, 58% стали, производилось 60% алюминия, на них приходилось 38% довоенного валового сбора зерна, 84% сахара, поголовье крупного рогатого скота составляло 38% численности по стране, поголовье свиней – 60%[19].
Временная потеря этих регионов привела к тому, что экономика СССР за годы войны не смогла выйти на довоенный уровень производства по основным показателям народного хозяйства. Документы ЦСУ СССР, находящиеся на хранении в РГАЭ, показывают, что существенно уменьшились выплавка чугуна, стали, производство проката черных металлов, свинца, цинка, электроэнергии, синтетического каучука, цемента, сахара, добыча железной руды и т.д.[20] (см. также раздел «Военная экономика СССР в цифрах», пункт 1). По основным показателям работы металлургической промышленности страны объем производства, особенно в 1942 – 1943 гг., уменьшился в 2–2,5 раза. В связи с этим наращивать производство оборонной продукции в военные годы пришлось в условиях уменьшенной сырьевой, ресурсной и промышленной базы.
Несмотря на это, в 1941 г. оборонная промышленность страны показала годовой прирост продукции по сравнению с довоенным годом, хотя установленные правительством планы выпуска вооружения не выполнялись.
 
2.2. Увеличение производства вооружений, повышение его качества. Работа наркоматов оборонной промышленности в годы войны.
 
Перестройка управления оборонной промышленностью началась еще до войны. В 1939 г. в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 11 января 1939 г. Народный комиссариат (Наркомат) оборонной промышленности СССР был разделен на четыре наркомата: Наркомат авиационной промышленности СССР, Наркомат вооружений СССР, Наркомат боеприпасов СССР и Наркомат судостроительной промышленности СССР. При реорганизации Наркомата оборонной промышленности СССР предприятия танкостроительной промышленности перешли в ведение Наркомата среднего машиностроения СССР. В сентябре 1941 г. был создан Наркомат танковой промышленности СССР (на базе предприятий Наркомата среднего машиностроения СССР)  а в ноябре 1941 г. – Наркомат минометного вооружения СССР (на базе предприятий Наркомата общего машиностроения). Такое реформирование оборонной отрасли  позволило повысить ее управляемость и в целом положительно сказалось на результатах ее работы.
За годы войны объем выпуска продукции отдельными наркоматами оборонной промышленности вырос многократно. Динамика роста объемов производства продукции наркоматами танковой и авиационной промышленности показана в таблице.
 
Объемы выпуска продукции наркоматами танковой и авиационной промышленности                 
 
Годы
1940
1941
1942
1943
1944
Танки и САУ[21]
2794
6590
24719
24006
28983
Самолеты[22]
10565
15735
25436
34884
40241
 
В годы предвоенных пятилеток в СССР была создана крупная танковая промышленность, танки выпускали в небольших количествах и некоторые тракторные заводы, в том числе расположенные на Востоке, например, Челябинский тракторный завод. После начала войны часть танковых заводов была эвакуирована на Восток, к производству танков, танковой брони, корпусов танков, двигателей, отдельных деталей подключились тракторные, автомобильные, судостроительные и паровозостроительные заводы. На Востоке страны появились мощные танковые производства – Кировский завод в Челябинске, Уралмашзавод в Свердловске, Уралвагонзавод в Нижнем Тагиле. К сожалению, до войны большинство заводов выпускали бронетанковую технику старого типа, в массе которой преобладали легкие танки. В довоенном 1940 г. из общего объема производства танков в 2794 шт., выпуск легких танков составлял 2421 шт., средних 117 шт. и тяжелых 256 шт. С началом войны  увеличился объем выпуска танков нового поколения: средних Т-34 и тяжелых танков КВ, за счет производства легких танков. В 1941 г. из общего объема производства танков в 6590 шт., выпуск легких танков составил 898 шт., средних 3014 шт., тяжелых 1358 шт. В дальнейшем, объем выпуска средних танков преобладал. Танки Т-34 в ходе войны постоянно модернизировались, постоянно улучшались их тактико-технические показатели, в своем классе эти танки признаны лучшими танками Второй мировой войны. С 1943 года начали выпускаться  самоходные артиллерийские установки СУ-76, СУ-152, которые хорошо зарекомендовали себя на фронте.
За все военные годы в СССР было освоено и пущено в серийное производство (включая модернизацию) 25 новых типов самолетов, из них: истребителей – 10, бомбардировщиков – 8, транспортных – 4, штурмовиков – 2, учебных – 1[23]. В начале войны 18 самолетостроительных были эвакуированы на Восток, часть из них была объединена с другими заводами. В годы войны штурмовик Ил-2 постоянно модернизировался, были разработаны и выпускались в больших количествах истребители Як-3, Ла-7, бомбардировщики Ту-2. В состав советского авиационного комплекса входили 10 научно-исследовательских институтов, на 25 авиационных заводах были организованы конструкторские бюро, на 25 авиационных заводах были организованы конструкторские бюро[24].
О задачах, которые пришлось решать наркоматам в военные годы и были решены в короткие сроки, свидетельствует следующая запись в отчете о технической работе Наркомата вооружений[25]:
- повысился калибр и начальные скорости орудий, особенно противотанковых, танковых и авиационных;
- появилась и получила развитие самоходная артиллерия;
- повысился темп стрельбы и плотность огня зенитной артиллерии;
- широкое внедрение получило автоматическое стрелковое оружие ближнего боя;
- появились новые виды боеприпасов - кумулятивных и карбидвольфрамовых, увеличивших бронепробивную способность артиллерии в несколько раз;
- широкое внедрение получило реактивное оружие;
- получило развитие  и применение радиолокации, инфракрасных лучей, фотоэлементов и т.д., как средства обнаружения противника.
Аналогичные новаторские работы в области военной техники решали и другие наркоматы оборонной промышленности. За этими работами стоит труд миллионов людей, в том числе руководителей отраслей, директоров заводов, ученых, конструкторов, технологов и других инженерно–технических работников, рабочих, внесших свой не малый вклад в Победу. 
Планы на 1942 г. по наркоматам оборонной промышленности требовали существенного увеличения производства самолетов, танков, артиллерийских систем, других видов оружия. Огромные потери военной техники летом-осенью 1941 г. особенно сказались на окончательных этапах битвы за Москву (5 декабря 1941 г. – 20 апреля 1942 г.), когда именно недостаток танков и артиллерии ограничивал наступление войск.
Планы первого квартала и первого полугодия 1942 г. наркоматам оборонной промышленности не удалось выполнить, несмотря на то, что эвакуированные на Восток предприятия были уже введены в эксплуатацию, но по разным причинам работали не на полную мощность.
В докладной записке исполняющего обязанности начальника отдела военного машиностроения Госплана СССР от 19 октября 1942 г. дается подробный анализ причин невыполнения плана по различным наркоматам оборонной промышленности за эти кварталы, но в то же время отмечается, что «эвакуированные предприятия восстановлены полностью и располагают большими резервами мощности»[26] (см. также раздел «Эвакуация», пункт 13). А далее сказано, что за июнь эти предприятия месячные планы или выполнили, или перевыполнили, что позволит им в дальнейшем выполнить план за 1942 г. в целом.
Таким образом, к середине 1942 г. военная промышленность СССР вышла на плановые месячные показатели по производству вооружений и военной техники, что позволило ей уже к ноябрю1942 г. в целом сравняться в основных видах вооружения, используемого на фронте, с Германией, что хорошо видно из таблицы.
 
Соотношение основных видов вооружения на фронте.
(Война и общество. 1941–1945 гг. РАН. Книга 1. Институт российской истории,  – М.: 2004, С. 351.)
 
 
Период
Танки и САУ,
тыс. шт.
Орудия и минометы,
тыс. шт.
Боевые самолеты,
тыс. шт.
СССР
Германия
СССР
Германия
СССР
Германия
Ноябрь 1942 г.
7,0
6,8
77,7
70,1
3,3
3,5
Январь 1944 г.
5,4
5,4
92,7
54,6
8,5
3,1
Январь 1945 г.
           12,9
4,0
108,0
28,5
15,6
2,0
 
 
В 1943 гг. военная промышленность СССР выпустила 35 тысяч самолетов, а танков и самоходных артиллерийских установок (САУ) – 24 тысячи, значительно опередив Германию (соответственно 25 тысяч и 18 тысяч)[27].
Объявленные в феврале 1943 г. министром пропаганды Третьего рейха Й. Геббельсом чрезвычайные меры по мобилизации всех ресурсов Германии на нужды войны в рамках «тотальной войны» позволили увеличить производство вооружения и техники для фронта, но объемы этого производства уже значительно уступали советским.
В 1943 г. военная промышленность Германии произвела продукции на 75% больше по сравнению с предыдущим годом (при очень высоком росте промышленного производства в целом на 12%)[28], но этого уже было недостаточно, учитывая возросшую мощь Красной Армии и понесенные Германией потери на фронтах (особенно в битве за Сталинград и на Курской дуге).
В течение 1944 г. темпы роста объемов советской военной продукции также оставались высокими, благодаря чему превосходство СССР в основных видах вооружения, как это видно из таблицы, стало подавляющим.
Безусловно, в относительно медленном росте военной промышленности Германии в годы войны, особенно в ее начальный период, существенную роль сыграл фактор недооценки возможностей экономики СССР и расчет на блицкриг. Неожиданными для руководства вермахта стали и размеры боевых потерь военной техники, которые немецкие войска понесли благодаря героизму солдат Красной Армии. В дальнейшем ряд внутренних и внешних проблем не позволили военной промышленности Германии выйти на динамику роста, сопоставимую с советской.
Что касается СССР, то при меньшем объеме производства стали, чугуна, каменного угля, выработки электроэнергии (по сравнению не только с Германией, но даже с довоенным, 1940 г.) к середине 1944 г. объемы выпуска вооружений и военной техники по наркоматам оборонной промышленности возросли многократно по сравнению с 1940 г.[29]
Важно отметить, что уже с лета 1941 г. военная промышленность СССР начала переходить на выпуск новейших образцов военной техники, разработанных и принятых на вооружение непосредственно перед войной, отказываясь от производства устаревших моделей. В войска во все больших объемах начала поступать техника нового поколения: самолеты, танки, артиллерия, стрелковое оружие, большая часть которого по своим тактико-техническим и эксплуатационным показателям превосходила немецкие образцы. Разработанная до войны военная техника – танки Т-34, КВ-1, самолеты Ил-2, Як-1, ЛаГГ-1, ракетные установки «Катюши» – в ходе войны модернизировались в соответствии с требованиями, поступающими из войск. Позднее были разработаны и начали выпускаться в больших объемах самоходные артиллерийские установки СУ-76, СУ-152, танк ИС-1, самолеты Як-3, Ла-5, Ла-7, Ту-2, артиллерийские системы ЗИС-2, ЗИС-3, автоматическое стрелковое оружие (ППС), новые виды боеприпасов. Темпы модернизации и разработки новой военной техники в СССР в годы войны (по всей цепочке: принятие решения, выполнение проектных работ, создание опытного образца, его испытания и доводка, начало серийного производства и поставка в войска) превысили показатели довоенного времени и превосходили немецкие.
Таким образом, Победа СССР в Великой Отечественной войне стала также победой советской экономики тех лет в экономическом противостоянии Советского Союза и гитлеровской Германии. Советская экономика, преодолев кризис начального этапа войны, сумела доказать свою эффективность, показала высокие мобилизационные возможности, что позволило превзойти Германию как по количеству, так и качеству выпускаемой военной техники, а также надежно, своевременно и в полном объеме обеспечила стратегические наступательные операции Красной Армии на заключительных этапах войны.
 
 
2.4. Государственный бюджет и финансы в годы войны
 
Великая Отечественная война потребовала существенной перестройки финансовой системы страны, увеличились отчисления госбюджета на военные нужды, в том числе на финансирование оборонной промышленности. Перераспределение национального дохода на нужды обороны составило, например, в 1942  г. 55%, тогда как в 1940 г. - 15 %[30]. Уменьшились объемы капитальных вложений, которые направлялись на наиболее важные объекты. В военные годы значительные поступления в госбюджет обеспечивала практически обязательная подписка на ежегодные государственные военные займы. Финансовые поступления от четырех займов составили 81,5 млрд. руб., что позволило покрыть 15% всех расходов на ведение войны[31]. С началом войны возникло движение за создание фонда Обороны страны, в который на добровольной основе вносились деньги, облигации займов, золотые и серебряные изделия[32]. Только к концу марта 1942 г. добровольные взносы в этот фонд составили 2282 млн. руб. деньгами, 1015 млн. руб. облигациями, 7740 кг серебра, 89, 1 кг золота, десятки тысяч тонн продовольствия[33].  Тем не менее, финансирование армии и оборонной промышленности привело к существенному росту бюджетного дефицита, который покрывался в значительной степени за счет эмиссии бумажных денег, например, в 1941 г. дефицит бюджета составил 19.2 млрд. руб., эмиссия – 13,9.[34] Положение усугублялось тем, что в связи с резким снижением государственных товарных фондов, обусловленных переводом гражданских предприятий на выпуск военной продукции и уменьшением продовольственной базы, объем розничного товарооборота также существенно упал по сравнению с довоенным. В 1940 г. он составлял 176 млрд. руб., в 1943 г. уменьшился до 82 млрд. руб.[35], т. е. более чем в два раза. В результате за время войны стремительно вырос объем наличной денежной массы у населения с 18, 4 млрд. руб. до 73, 9 млрд. руб.[36], снизить которую удалось лишь после войны, в т.ч. за счет денежной реформы 1947 г.

2.5. Трудовые отношения и быт в тылу

С началом войны, в связи с уходом на фронт квалифицированных рабочих, на производство пришли миллионы женщин, подростков, пенсионеров, студентов. Только во втором полугодии 1942 г. на производство пришло около 500 тысяч домохозяек[37]. В промышленности их удельный вес увеличился с 41% в 1940 г. до 52,9% в 1944 г[38]. Указами Президиума Верховного Совета СССР «О режиме рабочего времени рабочих и служащих в военное время» от 26 июня 1941 г. и «Об ответственности рабочих и служащих предприятий военной промышленности за самовольный уход с предприятий» от 26 декабря 1941 г. вводились обязательные сверхурочные, рабочий день для взрослых устанавливался до 11 часов при 6-и дневной рабочей неделе, отменялись отпуска, работающие на военных заводах объявлялись на период войны мобилизованными и закреплялись для постоянной работы на этих предприятиях. В 1942 г. развернулось соревнование за повышение производительности труда, увеличения выпуска продукции, досрочное выполнение фронтовых заказов. Высокими темпами росло число «двухсотников», «трехсотников», перевыполнявших план на 200, 300%, молодежных «фронтовых» бригад. К началу 1944 г. число передовиков и стахановцев достигло 4,2 млн. человек[39]. Условия жизни в тылу были крайне трудными. В июле 1941 г. в Москве, Ленинграде и ряде других городов была введена продажа продовольственных товаров по карточкам, а с декабря эта система была распространена на все городское население СССР. Всего на централизованном снабжении в 1941 г. состояли 62 млн. человек, в 1943 г. – 73,9, а в начале 1945 г. – 80,6 млн. человек[40]. С апреля 1942 г. были введены карточки на непродовольственные товары. Карточки были отменены в 1947 г. одновременно с денежной реформой.

2.6. Экономическое сотрудничество по ленд-лизу

Об экономическом сотрудничестве по ленд-лизу и с рассекреченными документами РГАЭ, связанными с созданием и работой Правительственной закупочной комиссии СССР, можно ознакомиться на нашем интернет-сайте, на котором размещена статья Е.А. Тюриной, опубликованная в историко-документальном журнале «Исторический архив» за 2013 г. (№ 5). Тем не менее, приведем краткие сведения об этом сотрудничестве и его результатах. Закон о ленд-лизе, принятый Конгрессом США 11 марта 1941 г., предусматривал, что президент США может осуществлять помощь любой стране, борьба которой против фашизма признавалась жизненно важной для Соединенных Штатов[41]. 30 октября 1941 г. Президент США Ф. Рузвельт сообщил в Москву о решении его правительства предоставить СССР беспроцентный заем на сумму до 1 млрд. долларов, а 7 ноября подписал документ о распространении закона о ленд-лизе на СССР. В развитие этого документа за годы войны были подписаны четыре Протокола о поставках в СССР военной и другой техники, снаряжения, оборудования, стратегических материалов, сырья и т.д. После Первого Московского протокола, подписанного 1 октября 1941 г., были подписаны еще три – 6 октября 1942 г. в Вашингтоне, 19 октября 1943 г. в Лондоне и 17 апреля 1944 г. в Оттаве. Поставки в СССР по первому Протоколу были выполнены лишь на четверть, от намеченного объема[42]. Всего по первым трем Протоколам США отправили в СССР 8,5 млн. т поставок на сумму 5,36 млрд. долларов, из которых в СССР прибыло 7.4 млн. т на сумму 4,61 млрд. долларов[43]. Потери в пути составили 1,1 млн. т. из-за воздушных и подводных атак противника. В период с начала войны до 30 апреля 1944 г., кроме США поставки производили Великобритания и Канада, размеры которых соответственно составили – 1150 тыс. т и 450 тыс. т[44]. В период с 1 июля 1944 г. по 12 мая 1945 г. США и Великобритания отправили СССР 5, 3 млн. т различных поставок, в том числе 1.16 млн. т продовольствия, 0,75 млн. т нефтепродуктов, 1,1 млн.т различных металлов, 3450 самолетов, 63 тыс. грузовиков, вооружение, промышленное оборудование, стратегическое сырье и другие материалы[45]. За период с 13 мая по сентябрь 1945 г. США отправили в СССР 1,54 млн. т различных грузов на сумму в 3, 15 млрд. долларов[46]. Поставки по ленд-лизу были прекращены 20 сентября 1945 г., после капитуляции Японии. Поставки из США, Великобритании и Канады осуществлялись по четырем маршрутам, три из которых были морскими, а четвертый воздушный. По морским маршрутам прошла основная масса грузов: Северному (через Северную Атлантику в порты на Севере СССР), Южному (через Южную Атлантику к портам Ирана) и Тихоокеанскому (через Тихий океан в порты Дальнего Востока). С лета 1942 г. начал действовать воздушный коридор Аляска-Красноярск (Алсиб). По Северному маршруту прошла четверть всех поставок, транспортные караваны (легендарные «северные конвои») понесли самые большие потери от действия немецких подводных лодок и авиации. Для успешной работы Южного маршрута от побережья Персидского залива до советского Азербайджана была протянута железная дорога длиной около 2 тыс. км, проложено шоссе, чтобы автомобили шли своим ходом. Союзники на побережье Персидского залива построили заводы по сборке самолетов и автомобилей, которые затем направлялись в СССР. Тихоокеанский маршрут был самым спокойным, но более протяженным, тем не менее, через него прошел самый большой объем поставок. Воздушный коридор Алсиб начинался от г. Фербенкс на Аляске, куда американские летчики перегоняли самолеты для СССР. Далее советские летчики перегоняли самолеты по авиатрассе, имевшей несколько этапов, в Красноярск. Полеты проходили в сложных метеоусловиях, зимой температура за бортом нередко доходила до минус 60 градусов. Общая стоимость поставок по ленд-лизу составила 11,3 млрд. долларов[47]. Поставки по ленд-лизу были прекращены 20 сентября 1945 г. после капитуляции Японии. Во время войны оплаты советской стороной поставок по ленд-лизу не было. В соглашении между Правительствами СССР и США о принципах, применимых к взаимной помощи в ведении войны против агрессии от 11 июня 1942 года (соглашение о ленд-лизе), вопрос о денежной компенсации за поставки из США также не ставился. Вопросы возникновения после войны у американской стороны денежных претензий к СССР по ленд-лизовским поставкам и по торговому советско-американскому соглашению от 15 октября 1945 года об использовании ленд-лизовских материалов, находившихся в наличии или в стадии изготовления в США, а также их погашения, в данной работе не рассматриваются. Отметим лишь, что в результате многолетних трудных советско-американских переговоров 18 октября 1972 г. в Вашингтоне было заключено соглашение между правительствами СССР и США об урегулировании ленд-лиза, взаимной помощи и претензий. В этом соглашении совокупные обязательства советской стороны по двум вышеуказанным соглашениям оценивались в 722 млн. долларов США. В современной российской историографии преобладает мнение, что по ряду позиций поставки по ленд-лизу сыграли довольно значительную роль (автотранспорт, некоторые стратегические материалы, продовольствие). В СССР считалось, что поставки по ленд-лизу не оказали решающего влияния на ход Великой Отечественной войны. Председатель Государственного планового комитета СССР Н.А. Вознесенский в своей книге «Военная экономика СССР в период Отечественной войны.» (М: ОГИЗ, Госполитиздат, 1947 г.) оценивал западные поставки в 4 % от произведенного в стране за годы войны. Тем не менее, нельзя не согласиться с тем, что поставки США по ленд-лизу позволили ускорить общую победу над фашизмом, снизить людские потери, облегчить положение десятков тысяч людей.



[1] РГАЭ, Ф. 1562, Оп. 41, Д. 239, Л. 53.
[2]Мюллер Р. Экономические приготовления Германии к операции «Барбаросса». Война и политика.1939 – 1941 г. / Отв. ред. А.О. Чубарьян. – М.: Наука, 1999, С. 350 – 352.
[3]Великая Отечественная война 1941–1945 гг. Военно-исторические очерки. В четырех книгах. Кн. 4, 1999, С. 74.
[4]Тюрина Е.А. Опыт промышленной эвакуации первого года Великой Отечественной войны (на основе рассекреченных документов РГАЭ). Экономика Победы. К 65-летию победы СССР в Великой Отечественной войне 1941 – 1945. Очерки. – М., 2010, С. 95.
[5]Тюрина Е.А. Опыт промышленной эвакуации первого года Великой Отечественной войны (на основе рассекреченных документов РГАЭ) Экономика Победы. К 65-летию победы СССР в Великой Отечественной войне 1941 – 1945. Очерки. – М., 2010, С. 95.
[6]Военная финансово-экономическая служба России. – М.: ИНЭС, 2003, С.151.
[7]Симонов Н.С. Военно-промышленный комплекс СССР в 1920 – 1950 гг.: темпы экономического роста, структура, организация производства и управления. – М., 1996.
[8]Тюрина Е.А. Опыт промышленной эвакуации первого года Великой Отечественной войны (на основе рассекреченных документов РГАЭ). Экономика Победы. К 65-летию победы СССР в Великой Отечественной войне 1941 – 1945. Очерки. – М., 2010, С. 95.
[9] Тюрина Е.А. Опыт промышленной эвакуации первого года Великой Отечественной войны (на основе рассекреченных документов РГАЭ). Экономика Победы. К 65-летию победы СССР в Великой Отечественной войне 1941–1945. Очерки. – М., 2010, С. 96.
[10] РГАЭ, Ф. 4372, Оп. 93, Д. 266.
[11]Симонов Н.С. Военно-промышленный комплекс СССР в 1920–1950 гг.: темпы экономического роста, структура, организация производства и управления. – М., 1996.
[12]Тюрина Е.А. Опыт промышленной эвакуации первого года Великой Отечественной войны (на основе рассекреченных документов РГАЭ) Экономика Победы. К 65-летию победы СССР в Великой Отечественной войне 1941–1945. Очерки. – М., 2010, С. 103 – 105.
[13]РГАЭ, Ф. 4372, Оп. 93, Д. 70, Л. 219 – 251.
[14]РГАЭ, Ф. 1562, Оп. 41, Д. 239, Л. 281.
[15] Народное хозяйство СССР за 70 лет. – М.,1987, С. 43.
[16]РГАЭ, Ф. 1562, Оп. 41, Д. 239, Л. 31.
[17]Тюрина Е.А. Опыт промышленной эвакуации первого года Великой Отечественной войны (на основе рассекреченных документов РГАЭ) Экономика Победы. К 65-летию победы СССР в Великой Отечественной войне 1941–1945. Очерки. – М., 2010, С. 103.
[18]РГАЭ, Ф. 1884, Оп.49, Д. 4174, Л. 344.
[19] Вознесенский Н. Военная экономика СССР в период Отечественной войны. – М: ОГИЗ, Госполитиздат, 1947.
[20]РГАЭ, Ф. 4372, Оп. 93, Д. 239, Л. 5 – 9.
[21]РГАЭ, Ф. 8752, Оп. 4, Д. 638, Л. 9.
[22] Мухин М. Советская авиапромышленность в годы Великой Отечественной войны. – М., 2011, С.195.
[23]Симонов. Указ. соч., С. 57.
[24]Там же.
[25]РГАЭ, Ф. 8157, Оп. 1, Д. 2927, Л. 5.
[26]РГАЭ, Ф. 4372, Оп. 93, Д. 583, Л. 83 – 77.
[27]Военная финансово-экономическая служба России. – М.: ИНЭС, 2003, С. 151.
[28]Война и общество. 1941–1945 гг. Книга 1. – М.: Институт российской истории РАН, 2004, С. 347.
[29]Иванов Е.А. Основные пропорции и параметры экономики СССР в годы Великой Отечественной войны. Экономика победы. К 65-летию победы СССР в Великой Отечественной войне.1941 – 1945. – М., 2010, С. 70.
[30]Пушкарев В.С. Денежная реформа 1947 г. и «черный рынок». Сб. Экономические реформы: уроки истории. История мировой экономики, вып. 2. – М.: Институт экономики РАН, 2013, С. 244.
[31]Война и общество. Институт всеобщей истории РАН. Кн. 2. – М.:Наука, 2008, С. 208.
[32]Там же, С.207.
[33]Там же.
[34]Пушкарев В.С. Денежная реформа 1947 г. и «черный рынок»//. Сб. Экономические реформы: уроки истории. История мировой экономики, вып. 2. –М.: Институт экономики РАН, 2013, С. 244.
[35]Там же.
[36]Там же.
[37] Война и общество 1941-1945. Институт российской истории РАН. Кн. 2. – М.:Наука, 2004. С. 11.
[38] Там же.
[39] Война и общество. Институт всеобщей истории РАН. Кн. 2. –М.:Наука, 2008. С 205.
[40] Там же, С 211.
[41] Тюрина Е.А. История ленд-лиза в документах РГАЭ. Февраль1942-март 1945 г. Исторический архив. № 5. 2013.
[42] Война и общество 1945-1945. Институт российской истории РАН. Кн. 1. – М: Наука, 2004. С. 370.
[43] Там же, С. 370.
[44] Там же, С. 370.
[45] Там же, С. 374.
[46] Там же.
[47] Шпотов Б.М. Военно-экономическое значение ленд-лиза. Экономика Победы. К 65-летию победы СССР в Великой Отечественной войне 1941–1945. Очерки. – М., 2010, С. 197.
 
 

© Российский государственный архив экономики, 2013 - 2022
Использование материалов сайта допускается только после письменного согласия его администрации.
При использовании материалов сайта указание источника и активной гиперссылки на сайт - обязательно!